Please use this identifier to cite or link to this item: http://hdl.handle.net/10995/93943
Title: Имена камней как лингвокультурный символ Урала
Other Titles: Stone Names: A Linguocultural Symbol of the Urals
Authors: Кривощапова, Ю. А.
Krivoshchapova, Ju. A.
Issue Date: 2020
Publisher: Издательство Уральского университета
Citation: Кривощапова Ю. А. Имена камней как лингвокультурный символ Урала / Ю. А. Кривощапова // Вопросы ономастики. — 2020. — Т. 17, № 3. — С. 241-262.
Abstract: Статья посвящена названиям поделочных камней, которые рассмотрены с позиции лингвокультурного брендинга Уральского региона. К анализу привлекается минералогическая лексика, функционирующая вне официальной номенклатуры, — по большей части это геммонимы, имеющие в своем составе оттопонимические прилагательные (гумёшевский малахит, уразовская яшма, седельниковский орлец). Кроме того, рассматриваются аксиологические контексты, в которых встречаются подобные конструкции. Внимание автора сосредоточено на трех наиболее узнаваемых уральских поделочных камнях — это малахит, родонит (орлец) и яшма. Оказывается, что лингвокультурные символы (региональные микробренды), стоящие за этими минералами, географически распределены по территории Урала. Так, за Екатеринбургом в большей степени «закреплен» уральский родонит, а за Нижним Тагилом — тагильский малахит. Яшма ввиду широкого географического распространения не имеет «точечной» привязки», но тем не менее «отвечает» за локальные южноуральские бренды: например, считается, что орская яшма (< Орск) является брендом Оренбургской области. В особую группу выделены имена камней с компонентом уральский, выступающие, по мнению автора, в качестве устойчивого культурного макробренда. Это прежде всего уральские самоцветы, ставшее именем собственным («Уральские самоцветы» — гранильная фабрика в Екатеринбурге), а также уральские камни, зафиксированное в словарях литературного языка. Особое место среди уральских геммонимов занимают коммерческие названия, возникшие в результате искусственной номинации и присвоенные камню с целью его более выгодной продажи (уральский изумруд ʻторговое обозначение демантоидаʼ). Отмечается, что такие названия камней прагматически ориентированы на заграничного покупателя, для которого уральский камень связан прежде всего с русской торговой маркой и служит гарантом качества. Вместе с тем атрибутив уральский может иронически указывать на то, что камень лишь напоминает похожий более дорогой минерал, но на самом деле таковым не является, ср. уральский алмаз ʻфенакитʼ.
The paper examines the names of ornamental stones (gemmonyms) in terms of linguocultural branding of the Ural region. The analysis focuses on mineralogical vocabulary outside the offi cial nomenclature, for the most part, these are gemmonyms containing toponymy-derived adjectives (Gumshevsky malachite, Urazov jasper, Sedelnikovsky orlets). Another objective relates to studying the axiological contexts of usage of such names. The author deals with the three most recognizable Ural ornamental stones: malachite, rhodonite (orlets) and jasper. It turns out that the linguocultural symbols (regional micro-brands) behind these minerals are geographically distributed across the Urals. Uralsky rodonit (Ural rhodonite) mostly associates with Ekaterinburg, and Tagil malachite refers to Nizhny Tagil. Jasper does not seem to have a particular reference point due to its wide geographical distribution, but typically it stands for local South Ural brands. For instance, it is believed that orskaya yashma ‘Orsk jasper’ (< Orsk) is a brand of the Orenburg region. The names of stones with the element uralsky constitute a specifi c group of names which, according to the author, works as a well-settled cultural macro-brand. Primarily, this refers to the uralskiye samotsvety ‘Ural gems’ collocation which has become a proper name of a lapidary factory in Ekaterinburg, as well as uralskiye kamni ‘Ural stones,’ a set phrase long included in dictionaries of standard Russian. A special class of Ural gemmonyms is represented by commercial names created artifi cially to make the product more saleable (cf. uralsky izumrud ‘Ural emerald’ as a trade designation of demantoid). It is noted that such names of stones are aimed at foreign customers, for whom the Ural stone is a Russian trademark and a quality assurance. At the same time, the attribute uralsky can ironically indicate that the stone only resembles a similar more expensive mineral, which, in fact, it is not (cf. uralsky almaz ‘Ural diamond’ that stands for ʻphenakiteʼ).
Keywords: URALS
TERRITORIAL BRAND
LINGUO-CULTURAL SYMBOL
GEMMONYMS
DERIVATIVES OF PLACE NAMES
MOTIVATIONAL ANALYSIS
SEMANTIC PATTERN
УРАЛ
РЕГИОНАЛЬНЫЙ БРЕНД
ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ СИМВОЛ
ГЕММОНИМЫ
ДЕРИВАТЫ ТОПОНИМОВ
МОТИВАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ
СЕМАНТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ
URI: http://hdl.handle.net/10995/93943
RSCI ID: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=44368935
ISSN: 1994-2400 (Print)
1994-2451 (Online)
DOI: 10.15826/vopr_onom.2020.17.3.042
metadata.dc.description.sponsorship: Исследование выполнено в рамках проекта «Региональная идентичность России: компаративные историко-филологические исследования», финансируемого Министерством науки и высшего образования России (номер темы FEUZ-2020-0056).
The study was carried out in the framework of the project “Regional Identity of Russia: Comparative Historical and Philological Studies” funded by the Ministry of Science and Higher Education of Russia (project number FEUZ-2020-0056).
Origin: Вопросы ономастики. 2020. Том 17. № 3
Appears in Collections:Вопросы ономастики

Files in This Item:
File Description SizeFormat 
vopon_2020_3_11.pdf410,96 kBAdobe PDFView/Open


Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.