Please use this identifier to cite or link to this item: http://hdl.handle.net/10995/79318
Title: Брачные стратегии в единоверческой общине Екатеринбурга в начале XX в.
Other Titles: Marriage Strategies of the Yekaterinburg Edinoverie Community in the Early 20th Century
Authors: Палкин, A. С.
Боровик, Ю. В.
Palkin, A.
Borovik, I.
Issue Date: 2019
Publisher: Издательство Уральского университета
Citation: Палкин A. С. Брачные стратегии в единоверческой общине Екатеринбурга в начале XX в. / A. С. Палкин, Ю. В. Боровик // Quaestio Rossica. — 2019. — Т. 7, № 4. — С. 1311-1323.
Abstract: Explaining the main quantitative characteristics of a particular socio-confessional group is necessary for understanding its place and role in society. Edinoverie joined converts from Old Belief to the official Orthodox Church by maintaining the pre-reform liturgical books and rituals whilst also being subordinated to Synodal bishops. The rules of edinoverie were formulated by the joint effort of Old Believers and Platon (Levshin), the metropolitan of Moscow: these were later approved by Emperor Paul I in a decree from 27 October 1880. In practice, however, contradictions appeared rather quickly as a result of the fact that edinoverie was a compromise between two sides that found it difficult to reconcile their differences. The Synodal Church regarded edinoverie as a missionary instrument for converting “schismatics”, while Old Believer organisations strove to receive legalisation and their own independent episcopal hierarchy. The evolution of the composition of parishioners in edinoverie churches took an unexpected turn: at the beginning of the twentieth century, going to edinoverie parishes for the sacraments became attractive to flocks officially counted within the ‘predominant Orthodox confession’. This became possible due to the support edinoverie received from the authorities and the state church: it was gradually becoming recognised as an independent variant of Russian Orthodoxy. In this article, the authors present the results of an analysis of nominative data from marriage registries created between 1901 and 1918 in the Holy Trinity Church of Yekaterinburg, the largest urban edinoverie centre in the Urals. Materials analysed in the paper demonstrate that confessional boundaries between edinoverie and official Orthodoxy in everyday life were becoming blurred, and not only for religious reasons.
Выявление принципиальных качественных характеристик отдельной социоконфессиональной группы необходимо для понимания ее места и роли в обществе. Единоверие являлось формой присоединения старообрядцев к государственной православной церкви с сохранением богослужения по книгам и обрядам дореформенного образца, но с подчинением епископам синодальной церкви. Правила единоверия были сформулированы соединенными усилиями старообрядцев и митрополита Московского Платона (Левшина), утверждены императором Павлом I указом 27 октября 1800 г. На практике довольно быстро проявились противоречия, изначально присутствовавшие в единоверии как компромиссе между труднопримиримыми сторонами – синодальной церковью, видевшей в нем миссионерский инструмент для обращения «раскольников», и старообрядческими организациями, стремившимися получить легальный статус с самостоятельной иерархией. Изменение состава прихожан в единоверческих общинах происходило неожиданным образом – в начале XX в. обращение за исполнением таинств в единоверческий приход стало привлекательным для паствы, причисленной к «господствующему православному исповеданию». Этому способствовала эволюция в отношении единоверия со стороны властей, государственной церкви и ее прихожан: направление получало все больше признания в качестве самостоятельного варианта российского православия. Увеличивавшееся присутствие православных среди венчавшихся в единоверческой церкви кардинальным образом меняло состав и облик прихода. В статье представлены результаты анализа метрических записей о браках в 1901–1918 гг. в Свято-Троицкой церкви Екатеринбурга – крупнейшем единоверческом городском центре на Урале. Приведенные материалы свидетельствуют о постепенном размывании конфессиональных границ между официальным православием и единоверием в повседневной жизни, обусловленном комплексом причин не всегда церковно-религиозного свойства.
Keywords: EDINOVERIE
ORTHODOXY
OLD BELIEF
MARRIAGE STRATEGIES
RELIGIOUS COMMUNITIES
IDENTITY
URALS
CONFESSIONAL RELATIONS
ЕДИНОВЕРИЕ
ПРАВОСЛАВИЕ
СТАРООБРЯДЧЕСТВО
БРАЧНЫЕ СТРАТЕГИИ
РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
УРАЛ
КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
URI: http://hdl.handle.net/10995/79318
RSCI ID: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=42452597
SCOPUS ID: 85077109362
WOS ID: WOS:000510178900018
ISSN: 2311-911X (print)
2313-6871 (online)
DOI: 10.15826/qr.2019.4.440
metadata.dc.description.sponsorship: Работа выполнена при поддержке РНФ, проект 16–18–10105 «Этнорелигиозная и демографическая динамика в горной Евразии в конце XIX – начале XX в. на примере Урала и Скандинавии».
RSCF project card: 16-18-10105
Origin: Quaestio Rossica. 2019. Т. 7. № 4
Appears in Collections:Quaestio Rossica

Files in This Item:
File Description SizeFormat 
qr_4_2019_18.pdf654 kBAdobe PDFView/Open


Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.