Пожалуйста, используйте этот идентификатор, чтобы цитировать или ссылаться на этот ресурс: http://hdl.handle.net/10995/56021
Название: When did Peter the Great order beards shaved?
Авторы: Akelev, E.
Дата публикации: 2017
Издатель: Уральский федеральный университет
Библиографическое описание: Akelev E. When did Peter the Great order beards shaved? / E. Akelev // Quaestio Rossica. — 2017. — Т. 5, № 4. — С. 1107–1130.
Аннотация: At first glance, the question of the exact date of the beard shaving decree might seem insignificant or too narrow. In reality, however, this tiny issue could play an important role in discussions of how Russia was transformed in the late seventeenth and early eighteenth centuries. Oddly enough, there is no consensus on the date when Peter ordered his subjects to shave their beards in scholarly literature. The author of this article summarises all the available sources on this subject, both those previously used by historians and those he has uncovered, including documents from Peter’s personal chancellery, the Privy Chancellery, the Moscow chancelleries and local authorities, as well as testimonies of contemporaries (Zhelyabuzhskii’s diary, the autobiography of Prince Boris Kurakin, the diary of Johann Georg Korb, etc.). The author concludes that, on the one hand, the introduction of beard shaving was apparently conceived by Peter the Great during his Grand Embassy or immediately afterwards. On the other hand, considerable tangential evidence and financial accounts of the Moscow chancelleries confirm that a formal prohibition on wearing beards apparently had not existed before the decree of January 1705. Consequently, the author assumes that beard shaving was gradually introduced in Russia. Peter first planted the idea in the minds of members of the elite through playful shaving spectacles and personalised oral decrees, allowing its diffusion among ever widening circles of people. By the end of 1704, Peter might have concluded that his subjects were prepared for a legislative ban on maintaining a beard. Indeed, by the time Peter’s famous 1705 decree was announced in Russian cities, many of his subjects had already parted with their facial hair, and they did so voluntarily.
Вопрос о точной дате указа о брадобритии только на первый взгляд может показаться слишком узким и малозначительным. Ответ на этот частный вопрос может играть немаловажную роль в модели преобразования России конца XVII – первой четверти XVIII в. В научной литературе нет точного однозначного ответа на вопрос, когда Петр I указал своим подданным брить бороды. В статье обобщаются все имеющиеся на этот счет источники, как известные, так и вновь открытые: документы Кабинета Петра I, Ближней канцелярии, московских приказов и органов местного управления, а также свидетельства современников («дневные записки» Желябужского, автобиография князя Б. И. Куракина, дневник И. Корба др.). Показано, что, хотя введение брадобрития в России было задумано Петром I во время Великого посольства или сразу после него, многие косвенные данные и комплекс финансовых отчетов московских приказов позволяют уверенно утверждать, что формального всеобщего запрещения ношения бороды не существовало до знаменитого указа января 1705 г. Полученные данные позволили сделать вывод о постепенном характере введения брадобрития в петровской России. Оно насаждалось сначала в элитарной среде посредством шутовских брадобритий и персональных устных указов, а затем по цепочке распространялось и в более широких кругах. Возможно, к концу 1704 г. Петр I пришел к мысли о том, что его подданные уже достаточно подготовлены к запрещению ношения бород на уровне законодательства. Действительно, к моменту, когда в 1705 г. в российских городах был оглашен знаменитый указ Петра, многие его подданные уже успели расстаться со своими бородами, причем совершенно добровольно.
Ключевые слова: PETER THE GREAT
PETRINE EPOCH
CULTURAL REFORMS
BEARD SHAVING
POWER AND SOCIETY
EVERYDAY PRACTICES
ПЕТР ВЕЛИКИЙ
ПЕТРОВСКАЯ ЭПОХА
КУЛЬТУРНЫЕ РЕФОРМЫ
БРАДОБРИТИЕ
ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО
ПОВСЕДНЕВНЫЕ ПРАКТИКИ
URI: http://hdl.handle.net/10995/56021
DOI: 10.15826/qr.2017.4.270
Сведения о поддержке: The article was prepared within the framework of the Academic Fund Program at the National Research University Higher School of Economics (HSE) in 2016–2017 (grant № 16–01–0100) and supported within the framework of a subsidy granted to the HSE by the Government of the Russian Federation for the implementation of the Global Competitiveness Program.
Источники: Quaestio Rossica. 2017. Т. 5. № 4
Располагается в коллекциях:Quaestio Rossica

Файлы этого ресурса:
Файл Описание РазмерФормат 
qr_4_2017_13.pdf1,47 MBAdobe PDFПросмотреть/Открыть


Все ресурсы в архиве электронных ресурсов защищены авторским правом, все права сохранены.