Пожалуйста, используйте этот идентификатор, чтобы цитировать или ссылаться на этот ресурс: http://hdl.handle.net/10995/56013
Название: The three main western revolutions and their censuses
Авторы: Thorvaldsen, G.
Glavatskaya, E.
Дата публикации: 2017
Издатель: Уральский федеральный университет
Библиографическое описание: Thorvaldsen G. The three main western revolutions and their censuses / G. Thorvaldsen G., E. Glavatskaya // Quaestio Rossica. — 2017. — Т. 5, № 4. — С. 992–1008.
Аннотация: This article considers national censuses in the US, France, and Russia based on new principles and held after their respective revolutions. The authors aim to find out to what extent the authorities succeeded in following enumeration procedures based on international regulations. It is demonstrated that a census is a dialectical process involving the state and the population, requiring reciprocal trust. France had no experience of organising censuses with the exception of those in the country’s American colonies. The gentry wanted to keep control over their lands and would not share information about their population with the central authorities. In postrevolutionary France, the census held during the Jacobin terror was not entirely successful, with the state bureaucracy not being strong enough to organise a coherent census and different revolutionary committees taking uncoordinated measures to register the population. The US, however, had had a number of censuses organised by the British prior to the War of Independence. The first census in the United States was held in 1790 in compliance with the Constitution. As a result, the US has held censuses at decadal intervals ever since, but it faced a number of problems for a considerable amount of time, especially concerning the registering of racial minorities. Russia was at an advantage in that respect since it held the first all-Russian census in 1897 in addition to local censuses and census-like tax revisions. The first all-Soviet census organised after the Revolution and Civil War in 1926 was successful, especially among the ethnic minorities in the polar parts of the country. However, the 1937 census became part of repression measures, with detrimental consequences for the census and census takers alike. The US and Soviet censuses census organised after their respective revolutions were successful: in the former, the census created enthusiasm because it was regarded as an instrument to make the new democracy work, while in the Soviet Union of the 1920s, the census was perceived as a prerequisite for the social and economic modernisation of the new state.
Рассмотрены всеобщие национальные переписи населения в США, Франции и России, проведенные после окончания революций, повлекших кардинальные изменения в обществе, и организованные по новым принципам. Авторы исследуют вопрос о том, в какой степени каждой из них удалось провести регистрацию населения в соответствии с новыми международными правилами. Показано, что перепись населения – диалектический процесс, требующий доверия и взаимодействия между властями и населением. Во Франции не было опыта организации переписей, за исключением тех, что были осуществлены в их американских колониях. Дворяне стремились сохранить полный контроль в своих землях и не желали делиться информацией о населении с центральной властью. Не вполне удалась послереволюционная перепись населения во Франции, проведенная в условиях террора якобинцев. Государственная бюрократия была слишком слаба, и многочисленные революционные комитеты проводили нескоординированные действия по регистрации населения. В США к началу Войны за независимость прошло несколько переписей, организованных британцами. Первая перепись здесь была проведена в 1790 г., через несколько лет после окончания войны, в соответствии с решением, записанным в Конституции. С тех пор переписи населения в стране проходят регулярно с десятилетним интервалом, однако проблемы качества их проведения сохранялись достаточно долго, особенно в части регистрации расовых меньшинств. Россия имела явное преимущество, обладая опытом проведения Первой общероссийской переписи 1897 г., а до нее – организации городских переписей и ревизий населения. Первая перепись населения в Советском Союзе, проведенная после окончания революции и Гражданской войны в 1926 г., была вполне успешной, особенно Приполярная перепись этнических меньшинств в северных районах страны. Однако следующая за ней Всесоюзная перепись 1937 г. стала частью репрессивной политики, повлекшей пагубные последствия как для ее результатов, так и для переписчиков. Послереволюционные переписи населения в США и Советском Союзе были вполне успешными. В США ее приняли с большим энтузиазмом как необходимый инструмент утверждавшейся демократии, а в Советском Союзе – как предпосылку социально-экономической модернизации нового государства.
Ключевые слова: REVOLUTIONS
POPULATION CENSUSES
RUSSIAN REVOLUTION
1790 CENSUS OF THE US
FRENCH CENSUSES
1926 CENSUS OF THE SOVIET UNION
РЕВОЛЮЦИИ
ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ
РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ США 1790
ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ ВО ФРАНЦИИ
ВСЕСОЮЗНАЯ ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 1926
URI: http://hdl.handle.net/10995/56013
Идентификатор РИНЦ: https://elibrary.ru/item.asp?id=32316723
DOI: 10.15826/qr.2017.4.263
Сведения о поддержке: The research is sponsored by the Russian Science Foundation grant (project 16-18-10105).
Источники: Quaestio Rossica. 2017. Т. 5. № 4
Располагается в коллекциях:Quaestio Rossica

Файлы этого ресурса:
Файл Описание РазмерФормат 
qr_4_2017_06.pdf371,16 kBAdobe PDFПросмотреть/Открыть


Все ресурсы в архиве электронных ресурсов защищены авторским правом, все права сохранены.