Пожалуйста, используйте этот идентификатор, чтобы цитировать или ссылаться на этот ресурс: http://hdl.handle.net/10995/31974
Название: Средняя Волга и Заволжье в процессе формирования Российской государственности: современная концепция
Другие названия: The Middle Volga and Trans-Volga Region in the context of development of the Russian state system: a modern concept
Авторы: Kabytov, P.
Dubman, E.
Leontieva, O.
Кабытов, П. С.
Дубман, Э. Л.
Леонтьева, О. Б.
Дата публикации: 2015
Библиографическое описание: Кабытов П. Средняя Волга и Заволжье в процессе формирования Российской государственности: современная концепция / П. Кабытов, Э. Дубман, О. Леонтьева // Quaestio Rossica. — 2015. — № 2. — С. 117-131.
Аннотация: Until the mid-19th century, the Middle Volga and Trans-Volga region could be considered as a frontier of the Russian state. It was a specific border between Europe and Asia, an imperial periphery facing the southeast, the nomadic steppe world. Until the mid-18th century, the administrative system in the Middle Volga had primarily fulfilled military and fortification tasks. The permanent process of mass colonization was the most important feature of the region’s history between the mid-17th century and the early 20th century; it was facilitated owing to a large amount of vacant land and favorable market conditions. Mass migration caused establishment of Russian farms and landownership in the region and a gradual replacement of nomadic pastoralism. By the mid-19th century, the policies of the Russian Empire in the Trans-Volga region had lost their military and foreign-policy functions, and the administrative system had been brought into line with the all-imperial standards. The region began to turn into an “inner periphery” of Russia which combined some features of the border region and those of the inlands of the Empire. After the abolition of serfdom in 1861, the Trans- Volga region acquired the status of the “Russian breadbasket”, one of the main centers of grain production and supply of bread to the national and international markets. Construction of railways and the development of the Volga river shipping lines contributed to the intensive influx of people to the region, and to the plowing and cultivation of the virgin steppe lands. The main feature of the region’s population was its ethnic and religious diversity, as well as historically conditioned interaction of the peoples of “forests and steppes”. By the beginning of the 20th century, the “inner periphery” had acquired its recognizable historical and cultural image and become motherland for its diverse population.
Авторский коллектив исходит из концепции, согласно которой вплоть до середины XIX в. средневолжский регион может быть охарактеризован как один из фронтиров Российского государства – специфическое пограничье Европы и Азии, окраинная территория, обращенная на юго-восток, к кочевому степному миру. До середины XVIII в. система управления в Среднем Поволжье выполняла прежде всего военные и фортификационные задачи. Важнейшей особенностью региона был процесс его массовой колонизации, осуществлявшейся с середины XVII и до самого начала ХХ в., чему способствовали наличие здесь значительного фонда свободных земель и благоприятная рыночная конъюнктура. Результатом переселенческого движения стало укоренение на основной территории региона русского крестьянского хозяйства и помещичьего землевладения, постепенное вытеснение кочевого скотоводства. К середине XIX в., когда имперская политика в Заволжье утратила военные и внешнеполитические функции, а система управления была унифицирована по общероссийскому образцу, средневолжский регион из фронтира вдоль юго-восточной границы начал превращаться в своеобразную «внутреннюю окраину» России, обладавшую чертами пограничья и одновременно внутренних территорий империи. В пореформенный период Заволжье обрело статус «российской житницы», одного из основных центров товарного зернового производства, поставщиков хлеба на внутренний и внешний рынки. Строительство железных дорог, развитие волжского пароходства способствовали интенсивному притоку населения, стремительной распашке степных земель. На рубеже XIX–ХХ вв. регион стал транзитным узлом, через который шло массовое переселение крестьян из центральных губерний России и Украины в Сибирь. Особенностью сельского населения региона, его отличием от других «внутренних районов» России являлась этноконфессиональная неоднородность и активное взаимовлияние народов «леса и степи», что имело глубокие исторические корни. К началу ХХ в. «внутренняя окраина» превратилась в особое историко-культурное пространство со своим узнаваемым обликом, в «общую родину» для своего многоликого населения.
Ключевые слова: FRONTIER
INNER PERIPHERY
MIDDLE VOLGA REGION
TRANS-VOLGA REGION
HISTORY OF RUSSIA
POWER AND SOCIETY
ФРОНТИР
ВНУТРЕННЯЯ ОКРАИНА
КОЛОНИЗАЦИЯ
СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ
ЗАВОЛЖЬЕ
ПРИУРАЛЬЕ
ИСТОРИЯ РОССИИ
ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО
URI: http://hdl.handle.net/10995/31974
Идентификатор РИНЦ: http://elibrary.ru/item.asp?id=23857848
DOI: 10.15826/qr.2015.2.099
Источники: Quaestio Rossica. 2015. № 2
Располагается в коллекциях:Quaestio Rossica

Файлы этого ресурса:
Файл Описание РазмерФормат 
qr_2_2015_08.pdf246,78 kBAdobe PDFПросмотреть/Открыть


Все ресурсы в архиве электронных ресурсов защищены авторским правом, все права сохранены.