Пожалуйста, используйте этот идентификатор, чтобы цитировать или ссылаться на этот ресурс: http://hdl.handle.net/10995/2967
Название: Karl Krumbacher und der streit um die Neugriechische Schriftsprache
Другие названия: Карл Крумбахер и спор о новогреческом литературном языке
Авторы: Tinnefeld, F.
Тиннефельд, Ф.
Дата публикации: 2002
Издатель: Изд-во Урал. ун-та
Библиографическое описание: Tinnefeld F. Karl Krumbacher und der streit um die Neugriechische Schriftsprache / F. Tinnefeld // Античная древность и средние века. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2002. — Вып. 33. — С. 294-315.
Аннотация: Карлу Крумбахеру, автору «Истории византийской литературы», в 1892 г. основателю «Byzantinische Zeitschrift», с 1898 г. по 1909 г. Руководителю первой немецкой кафедры византинистики в Мюнхене, причинила очень большие неприятности торжественная речь на заседании Баварской академии наук 15 ноября 1902 г. Она касалась «Проблемы новогреческого литературного языка». Крумбахер потребовал от греков отказаться от искусственного «чистого языка» (кафаревуса) в пользу природного разговорного, народного (димотики) и посчитал, что двуязычность угрожает социальному миру. Как византийцы обучались в школах древнему языку, так и в османские времена школа и церковь использовали преимущественно этот язык, хотя попытки приспособления литературного языка к народному не отсутствовали полностью, как показывает пример Адамантиоса Кораиса (1748-1833). Но классицистская партия победила, и официальным языком вновь основанного королевства Эллас стала кафаревуса, радикальным противником которой выступил в 1888 г. Яннис Психарис, поддержанный такими писателями как Костис Паламас и Эммануил Роидис. Крумбахер посетил в 1884-1885 гг. Грецию и Малую Азию, чтобы изучить там, между прочим, живой язык тогдашних греков. На основе своего опыта он постарался найти материал и аргументы в пользу реформы греческого литературного языка. В своей речи в 1902 г. он подчеркнул то обстоятельство, что и образованные, и необразованные греки пользуются в повседневной жизни народным языком и что люди, говорящие на одном, и люди, говорящие на другом, воспринимают друг друга почти как иностранцы. Он порицал устаревшие схемы склонения и спряжения, и указывал на то, что почти вся качественная новогреческая литература была написана на народном языке. Он сравнил кафаревусу с "искусственным руслом потока, вода которого постепенно загнивает, народный язык - с дикой горной рекой". "Греки считали себя потомками древних эллинов с такой слепотой, что удовлетворялись утешающим взглядом на богатство древней литературы и не могли поверить в возможность радикального обновления". С другой стороны, он признаёт негибкость народного наречия XVIII в. Он в дальнейшем указывает на факт, что двуязычность привела в 1901 г. к столкновениям на улицах Афин по поводу перевода Нового Завета на народный язык А. Паллисом. Протагонисты народного языка для Крумбахера сравнимы с героями великой освободительной борьбы, бывшей за 80 лет до него. Он ждал «бурю возмущения» на свои высказывания, которая и последовала. Против него выступил выдающийся исследователь народного языка Георгиос Хатзидакис. Хотя и он высказался, как и Крумбахер, против пренебрежения народным языком как варварским, всё же не пожелал поддержать признание его в качестве официального языка, придерживаясь в этом вопросе "золотого среднего пути". В 1905 г. он критиковал Крумбахера, утверждая, что новогреческий литературный язык (кафаревуса) является 1. "древним и подлинным, природным произведением эллинского языка и культуры", 2. что он "не мёртв", 3. что он "незаменим". Он упрекает Крумбахера в противоречиях, состоящих 1. в том, что он, с одной стороны, говорит об отсутствии у себя языкового чувства относительно греческого языка, с другой стороны, высказывается о таковом у греков, 2. в том, что он, с одной стороны, утверждает зависимость решения вопроса о языке от одарённых писателей, с другой стороны, хочет решить вопрос как учёный. Кроме того, Хатзидакис обвиняет мюнхенского профессора в некой пристрастности в пользу народного языка и шовинистическом поведении. Крумбахер говорил о том, что греки когда-то поймут, что были «введёнными в заблуждение дураками», пользуясь кафаревусой. Замечание немца, что греко-славянская православная культура тяготеет к Азии и содержит восточные элементы, Хатзидакис считает непревзойдённой несправедливостью и смешением с «варварами Азии и Африки». Обидным он считает также то, что "преобладание грамматической доктрины и логического анализа над свободно господствующей фантазией и импульсивным творчеством" у приверженцев кафаревусы Крумбахер объяснил греческим национальным характером. Приверженцев народного языка (димотикистов) Хатзидакис называет "еретиками", а их партию - "микроскопической". В 1908 г. контроверза превратилась в массивную агрессию с греческой стороны. В BZ того же года Крумбахер защищался, называя ссору ненаучной и даже не заслуживающей названием полемики. Афинский профессор классической филологии, Георгиос Мистриотис и некий Милтиадис Пантазис нападали на него. Последний утверждал, что Крумбахер получил деньги от русского правительства за то, чтобы доказать недостатки новогреческого языка, что арументы, однако, "были сокрушены эллинской наукой Хатзидакиса". Мистриотис добился прекращения субсидии за абонемент BZ, аргументируя тем, что не стоит платить премию нарушителю единства греческой нации. Он также обвинил Крумбахера в утверждении, что наследие Византии принадлежит россиянам, кроме того, в отрицании существования минимальной капли науки в Греции и назвал его агентом панславизма, уничтожившим греческий народ как наихудший наследник Фальмерайера. Что касается греческого языка (его сравнения со славянскими), то Крумбахер ссылается на работу 1886 г., когда у него ещё не было контактов с Россией. Не будучи агентом панславизма, он всё же из-за огромного развития славянства считает себя обязанным заниматься этим фактором христианского мира культуры. Он указывает на то, что наследником Византии назвал Россию не он, но Г. Гельцер. Догадка последнего о том, что «когда-то русский царь будет господствовать над Константинополем» является его личным мнением, за которое он сам ответчает. Он, Крумбахер, никогда не ругал греческую нацию и признавал греческую науку равноценной европейской, используя греческие научные труды в полном объёме. Греческие противники не утихли, хотя был опубликован благожелательный отклик на защиту Крумбахера в афинской газете «Естиа». Афинский филолог Николаос Политис стал на его сторону в личном письме к нему. В 1909 г., однако, опять выступил Хатзидакис против мюнхенского коллеги: "Крумбахер был уважаем и возлюблен греками как значительный учёный, но внезапно он решил защитить в качестве адвоката дело Психариса, которое погибло у нас уже давно" ... Крумбахер опять написал реплику, опубликованную в BZ в том же году. 11 декабря 1909 г. он претерпел мозговой удар, а 12-го умер в возрасте всего 53 лет. Главной причиной смерти было нещадное использование его физических сил. «Так нужен был только толчок как эти возмущающие и разочаровывающие его до глубины души обвинения, чтобы произвести полное расстройство», считает автор. Что касается спора о языке, Манолис Триандафиллидис заметил в 1911 г., что «реформа языка, вопреки презрению ..., с которым её встречают реакционные консерваторы... , стала ... сильным, много обещающим движением». Во время правления хунты кафаревсуса в экстремальной форме пережила ещё раз возрождение. Вскоре после падения диктатуры в 1974 г., в 1976 г. консервативное правительство подняло разговорный новогреческий язык до статуса официального. Некоторые считали новый язык мешаниной, другие намекали на недостатки народного языка при его использовании в науке. Многие интеллектуалы, не только консерваторы, требуют сегодня возвращения древнегреческого в гимназии в убеждении, что национальная совесть будет укреплена занятием античностью. После прихода к власти социалистов и введения системы только одного ударения разгорелись эти дискуссии. Согласно автору, не следует ждать возвращения официального языка, существовавшего до 1976 г., но он надеется на поколение образованных греков, не забывших древнегреческого полностью, но примирившихся, как француз, итальянец или испанец, с фактом, что как разговорный, так и литературный язык отошли далеко от своего античного корня.
Ключевые слова: ИСТОРИЯ
ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ
ГРЕЦИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
URI: http://hdl.handle.net/10995/2967
http://elar.urfu.ru/handle/10995/2967
Источники: Античная древность и средние века. 2002. Вып. 33
Располагается в коллекциях:Античная древность и средние века

Файлы этого ресурса:
Файл Описание РазмерФормат 
adsv-33-31.pdf448,82 kBAdobe PDFПросмотреть/Открыть


Все ресурсы в архиве электронных ресурсов защищены авторским правом, все права сохранены.